Наличие расписки у истца (займодавца) без упоминания о нем в тексте расписки является доказательством заключения договора займа?

Наличие расписки у истца (займодавца) без упоминания о нем в тексте расписки является доказательством заключения договора займа?

В нашей практике по взысканию долга по расписке произошел интересный случай. В этой ситуации мы защищали интересы заемщика, т.е. предполагаемого должника, ответчика по иску.

Наличие расписки у истца (займодавца) без упоминания о нем в тексте расписки является доказательством заключения договора займа? Звоните, чтобы получить бесплатную консультацию:
+7(499)75-57-364 — Москва и область
+7(812)56-53-498 — Санкт-Петербург и область
+7-800-350-23-69 доб. 352 — Любые регионы России


Бывшая жена подала в суд на бывшего мужа исковое заявление о взыскании долга по расписке. Все бы хорошо, однако, в тексте расписки не указан займодавец.

Дословно текст расписки такой: «Я, Иванов Иван Иванович 1953 г.р. паспорт 50 65 676768 выдан УВД Кировского района г. Новосибирска 15.10.2003 г. взял 60000 (шестьдесят тысяч) рублей и обязуюсь вернуть деньги 20 октября 2007 г. Дата. Подпись.»

На самом деле Иванов И.И. хотел занять деньги, но не у бывшей жены, а у своего друга Петрова А.А. Расписка была написана заранее, но друг денег фактически так и не дал. Естественно, Иванов И.И. не выдал Петрову И.И. написанную для него расписку. Положил ее в свое портмоне, а по прошествии некоторого времени попросту забыл про нее.

Но в 2010 г. Иванову И.И. пришлось вспомнить про расписку, т.к. она оказалась у его бывшей жены и она обратилась в суд с исковым заявлением.

По устным пояснениям Иванова И.И. к нему неоднократно приходил совместный с женой их сын. Сын хотя и не стоял на учете у нарколога, но периодически употреблял наркотические средства. После очередного прихода сына Иванов И.И. обнаружил, что у него из портмоне пропала небольшая сумма денег. Позже Иванов И.И. вспомнил, что в портмоне лежала и расписка.

Дзержинский районный суд г. Новосибирска вынес решение в пользу бывшей жены и взыскал с Иванова И.И. сумму займа по расписке и проценты за пользование чужими денежными средствами.

В решении суда указано: «В связи с тем, что в расписке не указано лицо, у которого взяты деньги, суд полагает, что кредитором является лицо, предъявившее расписку. Доказательств, что кредитором было иное лицо, ответчиком не представлено. А его утверждение о том, что расписка предназначалась Петрову А.А., не может быть принято судом во внимание, поскольку письменных доказательств, подтверждающих эти обстоятельства ответчиком не представлено.»

В судебном заседании было заявлено ходатайство со стороны ответчика о допросе в качестве свидетеля Петрова А.А., то есть кому и предполагалась расписка. Этот свидетель мог бы ответить на следующие вопросы: «Когда и при каких обстоятельствах писалась расписка? Кому передавалась расписка и передавалась ли вообще?» То есть свидетель мог пояснить обстоятельства, связанные с написанием этой расписки.

Однако суд отказал в вызове на допрос этого свидетеля никак не мотивировав это.

Естественно, ответчик Иванов И.И. не согласился с этим решением и обжаловал его в кассационном порядке в Новосибирский областной суд.

Для этого была подана кассационная жалоба в установленный законом срок. В этой жалобе еще раз акцентировалось внимание суда на то, что в расписке отсутствует упоминание о займодавце, то есть о человеке у которого якобы брались деньги, хотя закон это требует. Иными словами совершенно любой человек, у которого оказалась эта расписка, мог обратиться в суд и взыскать деньги с ответчика.

Состоялось заседание кассационного суда и суд вынес определение об оставлении решения Дзержинского районного суда без изменения, а кассационной жалобы без удовлетворения. Проще говоря – отказали. В допросе свидетеля, о котором заявлялось и в суде первой инстанции также отказали.

В определении Новосибирского областного суда указано: «То обстоятельство, что в расписке не указан кредитор – займодавец, в данном случае правового значения не имеет, поскольку в таком случае суд принял во внимание факт представления расписки истицей, что и подтверждает ее как займодавца.»

По закону все просто. И читать закон надо буквально.

В соответствии с п. 1 ст. 807 ГК РФ по договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества.

Согласно ст. 808 ГК РФ договор займа между гражданами должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, а в случае, когда займодавцем является юридическое лицо, независимо от суммы.

В подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему займодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей.

То есть в расписке должна быть указана сторона договора займа Займодавец – его фамилия, имя, и отчество. Так требует закон.

✓ Рекомендуем:

СКАЧАТЬ Образец иска о взыскании долга по расписке (договору займа) + Пошаговая инструкция для подачи иска в суд и действиям в суде

Для более глубокого анализа возникшей проблемы мы обратились к судебной практике других судов. И выяснилось, что такая практика есть. И причем совершенно противоположная.

Например, Решение Московского районного суда города Твери от 26 августа 2005 г. по делу N 2-328/05.

В нем указано: «Факт нахождения у истицы расписки ответчика на предъявителя не может служить надлежащим письменным доказательством подтверждения всех условий договора займа, поскольку расписка обезличена и отсутствуют сведения о лице, которое передало в заем денежные средства, и лице, которому ответчик обязался возвратить сумму займа».

Вот еще один пример (Обзор материалов судебной практики Ставропольского краевого суда за I квартал 2010 года):  В материалах дела имеется расписка, представленная истцом, в подтверждение своих доводов о заключении договора займа, датированная 25 апреля 2009 года, написанная ответчиком Т., что ею не оспаривается. Из указанной расписки следует, что Т. должна 191 500 руб. Деньги выдавались на покупку ком. 107, находящейся по адресу: гор. Пятигорск Ставропольский край ул. «…». Обязуется отдать всю сумму сразу по факту продажи комнаты до 25.04.2010г. Из буквального толкования расписки не следует, что именно В.Н. передал деньги Т. , а Т. их получила.

Также есть позиция и относительно нашего свидетеля, которого суд даже не допросил.

Например, Определение Архангельского областного суда от 26 июля 2001 года дело N 33-2240, в котором указано: «Поскольку ответчик, оспаривал не просто безденежье договора, а сам факт его заключения, то был вправе в подтверждение своих доводов ссылаться на показания свидетеля. И судом должна была быть дана надлежащая оценка показаниям этого свидетеля».

P.S. На момент написания этой статьи дело продолжается и мы обжалуем принятые решения судов в надзорном порядке

ПРОДОЛЖЕНИЕ СТАТЬИ Наличие расписки у истца (займодавца) без упоминания о нем в тексте расписки является доказательством заключения договора займа? (9 марта 2011 г.):

Поскольку кассационная инстанция отказала в удовлетворении нашей жалобы, мы обратились в установленный законом срок с надзорной жалобой в Новосибирский областной суд.

Доводы надзорной жалобы сводились в следующему:

1). Нарушение норм материального права не буквальное и не правильное толкование ч. 2 ст. 808 ГК РФ.

Суд вынес решение на недоказанных обстоятельствах, имеющих значение для дела (п. 1 ч. 1 ст. 362 ГПК РФ), а именно: истцом не доказано заключение договора займа между именно ей и ответчиком.

Судя по буквальному толкованию нормы закона (ч. 2 ст. 808 ГК РФ), в расписке должна быть указана сторона договора займа Займодавец – его фамилия, имя, и отчество.

Однако, в материалах дела отсутствуют письменные доказательства заключения договора займа между истцом и ответчиком, а в расписке, представленной истцом в суд, не указана сторона договора – Займодавец.

2). Нарушение норм процессуального права.

Суд необоснованно отказал в допросе в качестве свидетеля, чем нарушил принцип состязательности и равноправия сторон гражданского процесса, согласно которому суд оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел (ст. 12 ГПК РФ).

20  января 2011 г. судья Новосибирского областного суда вынес определение об отказе в передаче надзорной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции.

В определении указано следующее:

Удовлетворяя требования, судебные инстанции исходили из того, что истицей по правилам ст.ст. 56, 60 ГПК РФ представлены доказательства в подтверждение заключения между сторонами договора займа, и как следствие передачи Иванову И.И. денежных средств.

Довод заявителя о том, что займодавцем является иное лицо, поскольку сведений о Заемщике в расписке не имеется, был предметом рассмотрения в суде первой и кассационной инстанций и признан с учетом исследования иных обстоятельств дела несостоятельным. В силу положений главы 41 ГПК РФ суд надзорной инстанции полномочиями по установлению иных обстоятельств и переоценке доказательств не обладает.

Кроме того, по правилам ст.ст. 382, 384, 385 ГК РФ право (требование), принадлежащее первоначальному кредитору может быть передано им другому лицу в том же объеме. В подтверждение уступки требования предъявляется документ, удостоверяющий такое право. В данном случае применительно к договору займа таким документом выступает расписка, выданная должником.

После прочтения этих выводов возникает вопрос:

При чем здесь переуступка прав требования? В материалах дела фигурирует только 1 кредитор. Причем сам кредитор не упоминал, что получил право требования этого долга по переуступке. Наоборот, заявляет, что именно она дала деньги Заемщику. Не понятна логика судьи в данном случае Или судья абстрагировался от реальности и делает выводы на предположениях?..

Наши вышестоящие суды решили в нарушение Закона не ломать решение судьи первой инстанции. Из всего этого можно сделать вывод, что в определенных судах Новосибирска держателя расписки безусловно считают стороной договора займа Заемщиком, без упоминания его в качестве такового в тексте самой расписки.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СТАТЬИ 2 Свежая судебная практика Ногинский районный суд Московской области конец 2012 г.):

В конце 2012 г. прочитав эту статью к нам позвонила одна женщина из г. Ногинска Московской области. У нее было аналогичное дело. Вернее, не у нее, а у ее мужа.

Суть дела такая: Умер сын. Мать приняла наследство после сына и в его личных вещах обнаружила расписку какого-то человека примерно следующего содержания: Я, ФИО взял в долг 650000 рублей. Обязуюсь отдать до: ДАТА. Подпись, дата.

После этого мать обратилась в суд за истребованием долга, считая, что если расписка находилась у ее сына то и деньги брались у него.

Начался суд.

В конце 2012 г.  Ногинский районный суд Московской области вынес решение. Женщине в удовлетворении ее исковых требований было отказано.

Полностью его публиковать не имеет смысла. Процитируем самые важные выводы суда:

 Суд не может принять расписку заемщика З., представленную истцом А. в подтверждение заключения между ее сыном Б. и З. договора займа, поскольку данная расписка не удостоверяет передачу З. именно Б. денежной суммы в размере 650000 рублей, то есть не содержит существенных условий договора займа, а именно условий о том, что займодавец Б. передает в собственность заемщику З. деньги.

Таким образом, из содержания расписки невозможно сделать однозначный вывод о том, что между З. и Б. имели место отношения по договору займа.

Иной подход противоречил бы положениям ст. 8 ГК РФ об основаниях возникновения гражданских прав и обязанностей, а также положению п. 3 ст. 308 ГК РФ о том, что обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон.

Доводы представителя истца адвоката Б. о том, что сам факт нахождения расписки в документах Б. подтверждает факт заключения между Б. и З. договора займа, не принимаются судом, поскольку факт заключения договора займа, требующего письменной формы, может быть подтвержден только письменными доказательствами.

(Дополнение статьи от 10.05.2016 г.)

Итак, вывод Верховного суда однозначный: Наличие долговой расписки у заимодавца подтверждает неисполнение денежного обязательства со стороны заемщика, если последним не будет доказано иное (Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 1 (2016) (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 13.04.2016).

Иными словами, заемщику придется доказывать, что он не брал денег у человека, у которого на руках находится расписка с его ФИО.

Суды первой и апелляционной инстанций ошибочно (по мнению ВС РФ) исходили из того, что между сторонами по делу не был заключен договор займа, а имеющаяся в деле расписка не подтверждает факт получения денежных средств именно у истца, поскольку не содержит сведений о заимодавце и обязательства Д. по возврату указанных в расписке сумм И.

Верховный суд указал, что передача денежной суммы конкретным заимодавцем заемщику может подтверждаться различными доказательствами, кроме свидетельских показаний. Из материалов дела следует, что при рассмотрении дела ответчик имела намерение заключить мировое соглашение с истцом, фактически выражала лишь несогласие с начисленными процентами. Однако эти обстоятельства, имеющие существенное значение для квалификации правоотношения сторон, в нарушение требований ч. 4 ст. 67, ч. 4 ст. 198 ГПК РФ оценки судебных инстанций не получили. Кроме того, судами не было учтено, что, по смыслу ст. 408 ГК РФ, нахождение долговой расписки у заимодавца подтверждает неисполнение денежного обязательства со стороны заемщика, если им не будет доказано иное. ✓ Рекомендуем:

СКАЧАТЬ Образец иска о взыскании долга по расписке (договору займа) + Пошаговая инструкция для подачи иска в суд и действиям в суде

Adblock
detector